Печать
Категория: Путешественник по мирам
Просмотров: 316

В психушке действительно оказалось лучше, чем в тюрьме. Кормили  три раза в день, и не отвратительной на вкус баландой, а нормально едой, в которой был и суп и котлета с пюре, и даже компот.  Вместо жесткой койки, представлявшей собой неудобные доски на железно каркасе, больничная кровать, в которой было даже белье, пусть не первой свежести, но лежать на нем было мягко и удобно. Да и больничная палата выглядела куда эстетичней тюремной камеры. Отсюда даже разрешалось выходить и бродить по коридору из одного конца в другой. Правда, под присмотром санитаров. Но они пугали Максима гораздо меньше, чем вооруженные пистолетами и дубинками миллионеры в форме.

Еще парень встретил здесь других пациентов. Это были как мужчины, так и женщины, одетые в такие же белые пижамы, как и он сам. Некоторые были весьма странные: показывали причудливые жесты и что-то бормотали. Какой-то бородатый старик называл себя Иисусом Христом и призывал всех покаяться, пока «Земля не налетела на небесную ось». Миловидная девушка с короткой стрижкой утверждала, что «число пи является фундаментальной константой Мультивселенной, и это отменяет все известные законы физики и доказывает существование эфира и торсионных полей».

Единственное, что омрачало существование, странные уколы, которые регулярно колокола медсестра. После инъекций у Максима сильно кружилась голова, мысли застревали, словно в бесцветном кисельном тумане, накатывала усталость и апатия. Хотелось просто лечь и умереть. В тот момент путешественник по мирам просто засыпал, и снился ему все тот же густой туман. Иногда он пытался выбраться из наваждения. Временами даже понимал, что спит, но ничего не мог изменить в своих однообразных черно-белых видениях.

Время от времени Максима приводили в кабинет со множеством компьютеров, где женщина в белом халате (ее звали Анна Павловна) надевала ему на голову датчики и задавала множество вопросов. Примерно так же как в тот первый допрос на детекторе лжи.Очень часто она просил вспомнить детство, и каждый раз Максим рассказывал о лихих в двух словах 90-ых и которые едва застал, а потом переходил на нулевые, в которых Россия была капиталистической державой. Врач устало качала головой и выглядела расстроенной. Она заканчивала тестирования, печатала листок бумаги, приклеивала к истории болезни, которая уже выглядела как томик «Война и мир» и отправляла Максима обратно в палату.

Однажды путешественник по мирам вспомнил свое детство в мире, где не было развала СССР. Это было счастливое время. Никакого беспокойства о будущем, ни назойливых советов родителей о том что «твои рассказы тебя не прокормят, и надо бы заняться чем-то серьезным, что приносит доход». Наоборот, здесь все радовались его литературному творчеству и пророчили ему будущее великого писателя.

Услышав это, лечащий врач расплылась в радостной улыбке.

- Кажется, ты выздоравливаешь, - сказала она.

- Неужели это правда? – спросил Максим, -  неужели страшная капиталистически реальность – это плод моего воображения, а на самом деле я живу в самой лучше Социалистической Стране?

- Да, это именно так, - тепло улыбаясь, произнесла Анна Павловна, - поздравляю, скоро ты действительно поправишься.

Как оказалось, поправкой даже и не «пахло». Вместе с новыми воспоминаниями Максим ощутил в своей черепной коробке еще кого-то. Эта новая личность словно считала, что имеет полные права на тело и пыталась вытеснить сознание путешественника по мирам. Тот отчаянно сопротивлялся. Лечащему врачу о своих новых ощущениях он, на всякий случай, решил не говорить.

Казалось, Максим победил. Он получил новые воспоминания и мог удерживать натиск хозяина тела. Та женщина, что регулярно проводила ему сканирования мозга, всерьез считала, что путешественник по мирам выздоравливает, и даже разрешила свидание с родственниками. Так произошла первая встреча с мамой его двойника.

В родной реальности Максим съехал от родителей на съемную квартиру буквально пару лет назад. Это сопровождалось скандалом. Папа и мама никак не могли понять, зачем он бросает институт, где его учат престижной профессии программиста, и заниматься каким-то непонятным блоггерством.  Чуть погодя, когда Максим оказался в состоянии сам оплачивать съемное жилье и содержать себя, а также иногда помогать родителям, их позиции несколько смягчилась. Хотя, то греха таить, папа и мама Максима так и не смогли понять, чем же заниматься их сын.

В альтернативном мире события происходили совсем по-другому. Здесь Максим мечтал стать писателем, закончил факультет журналистики и устроился работать в газету «Красная Звезда». Родители во всем поддерживали и искренне радовались за него. А потом Советская Власть объявила программу «Жилье для молодых людей», согласно которой квартира предоставлялась всем тем, кто начинал самостоятельную жизнь. И этот вариант судьбы нравился путешественнику по мирам гораздо больше.

И вот теперь Максим глядел на кудрявую женщину в желтом пальто, с трудом узнавая в ее лице черты своей матери – здесь она выглядела несколько иначе. Другой цвет волос, не золотистый, как в оригинале, а светло-русый. Глаза, правда, такие же зеленые, но сам взгляд. Вместо надменно-назидательного теплый и поддерживающий.

А вот новая личность, таящаяся в черепной коробке Максима, Максим – 2, как обозвал ее тот, внезапно зашевелилась и начала перехватывать управление на себя. Путешественник по мирам отчаянно боролся.

- Что с тобой? – испуганно спросил мама, когда Максим внезапно задергался, как эпилептик и упал на пол.

Подбежали санитары и всадили ему угол. А дальше провал в памяти и белая кубическая комната. Кажется, Максим уже был тут в своих снах. Поэтому парень просто сидел и ждал, когда проснется. Но время шло и ничего не происходило. Это уже начало надоедать. Путешественник по мирам решил сделать хоть что-то для своего освобождения. Сначала он открыл один из люков и нырнул в чей-то сон, тут же потеряв осознанность. По сюжету Максим находился в больнице, где прямо в палате стоял автомобиль. Он сел в него и поехал по коридору мимо деловито снующих туда-сюда медсестер. Затем притормозил, вышел в операционной, где хирурги кого-то резали скальпелем. Сновидец вернулся в машину, на ней доехал до детской комнаты. Автомобиль стал игрушечным, а Максим превратился в ребенка, который с увлечением играл в машинки.

Щелк, опять кубическая комната.

- Чушь какая-то, - проговорил путешественник по мирам и посмотрел, таким образом, еще несколько снов.

Сюжеты были самые разнообразные, от морских путешествий и сказочных приключений до космических кораблей. Но все они заканчивались одинаково. На этот раз, почему-то Максим застрял в этом странном месте. Он уже терял голову от отчаяния. Кричал, визжал, стучал кулаками по странному белому материалу. Тщетно. Иногда он им овладевала апатия. Парень садился на пол и погружался в безмыслие. Но и это состояние надоедало ему. Тогда Максим, чтобы хоть как-то себя занять, принимался открывать люки и подглядывать чужие сны. И однажды ему повезло, если это можно назвать везением: как-никак, что-то новенькое. Вместо погружения в очередной сон другая белая комната. Правда, в ней можно было заниматься только тем же самым – иногда нырять в сны. Но это снова наскучило Максиму. И он, прислонившись к стене, снова сел «медитировать». И тут парень, наконец-то проснулся.